Уссуриец (guran_ussury) wrote,
Уссуриец
guran_ussury

Category:

Оборона Албазинского острога

Вчера, 22 марта, в Православии почиталась Ал­ба­зин­ская ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри «Сло­во плоть бысть» — ве­ли­кая свя­ты­ня При­аму­рья, свое на­зва­ние по­лу­чи­ла от рус­ской кре­по­сти Ал­ба­зин (ныне се­ло Ал­ба­зи­но) на Аму­ре, ос­но­ван­ной в 1650 го­ду зна­ме­ни­тым рус­ским зем­ле­про­ход­цем ата­ма­ном Еро­фе­ем Ха­ба­ро­вым на ме­сте го­род­ка да­ур­ско­го кня­зя Ал­ба­зы.

Албазинская икона Пресвятой Богородицы

А с самим Албазинским острогом связана одна из ярких дат Славы Русского оружия.

«Есть у богдойского царя такая дума: собрана у него большая сила…
Посылает де свою силу войною под Нерчинский и Албазинский остроги»

(Из письма коменданта Албазина Андрея Войейкова своему отцу,
нерчинскому воеводе Федору Войейкову. 1682 г.)

Албазинский острог



Амур был слишком велик, чтобы им могли владеть поодиночке Богдыхан или Белый царь. И слишком мал, чтобы на нем могли мирно ужиться два этих властителя…
В марте 1681 года «тайной грамоткою» албазинский приказчик боярский сын Яков Евсеев доносил, что китайцы начали тайную разведку русских поселений, начиная от устья Зеи. Китайские «воинские люди» просили де его, Якова, поехать с ними для переговоров с их воеводами. Тот отказался, но отправил с китайцами семерых казаков провожатых. И те донесли по возвращении, что китайцы собирают «огненный припас» и готовят «бусы» — тяжелые плоскодонные баржи для перевозки большого числа людей и лошадей. В сентябре того же года к китайцам для переговоров был послан десятник Юшка Алексеев, который привез совершенно сногсшибательное требование от китайского воеводы: тот требовал якобы по повелению Богдыхана «свести» Долонский острог у Зейского устья, иначе быть войне… Еще более серьезным предостережением послужило массовое бегство в русские земли тунгусов из китайских пределов — люди бежали от возможной войны.
В это время произошли события, сильно осложнившие ситуацию. Албазинские казаки, чье своеволие вынужденно признала Москва, хорошо запомнили урок. Всякие попытки нерчинского воеводы Федора Войейкова подчинить себе албазинскую вольницу заканчивались ничем. Албазинцы вынудили его назначить им «атамана» из своих, Семена Войлошникова. Самовольно «приняли в списки» 99 человек — жалования на них не полагалось, но для албазинских казаков это были «отговорки воеводские». Мало того, лихие казачки намеревались уйти на Амгунь «поимать китайских людей» — себе и другим на погибель. Разборка дошла до самой Москвы, куда шли жалобы воеводы на албазинцев и албазинцев на Войейкова…
Тем временем весной 1682 года китайцы строят «земляной городок» Айгунь в одном дне пути от устья Зеи. Тремя годами позже они перешли на правый берег Амура и утвердились в зейско-бурейской котловине — самом плодородном месте среднего Амура… Продовольственный вопрос для будущей армии фактически был решен. После оставления в 1682 году Долонского острога русские были окончательно вытеснены к Албазину и Нерчинску.
Три года шли непрерывные стычки между мелкими группами китайцев и казаков. Казаки «изловили и пожгли» китайских торговцев, китайцы захватили в плен ясачный отряд Григория Мыльника, не дав ему спуститься ниже устья Зеи. Бегство из китайских пределов продолжалось. Становилось понятным: дело зашло слишком далеко. Договариваться нужно либо сейчас, либо после войны. В том, что ее не избежать, к середине 1683 года уже никто не сомневался. Вопрос был лишь в том, успеют ли к ней достаточно подготовиться.



26 ноября 1683 года китайцы прислали в Албазин разведочный отряд почти в тысячу человек — якобы для поимки беглых китайских подданных. Войлошников отвечал, что выдать беглых он не вправе — поскольку оные беглые «к шерти приведены», то есть взяты в подданство Белого царя и могут быть отпущены только с его ведома. А если китайские воинские люди так в том заинтересованы — не смотаться ли им в Нерчинск, где и начальства побольше, и воеводы повыше… А ему, Ивашке, переговоры вести «невместно»… Китайцы, однако, от предложения отказались и ушли вниз по Амуру. Следом за ними скрадом ушли 11 казаков под командой урядника Михайлы Панкратьева — для досмотра. Через два дня посланные вернулись и сообщили, что китайцы «не мешкая» ушли вниз по Амуру. В Нерчинск, с заводным конем в поводу, стоя в стременах, полетел нарочный с письмом воеводе: «…Приезжали они, богдойские люди, не для беглых мужиков, а для осмотра острогов и много ли в них русских…»

Знамя албазинских казаков
Znamia_Albazinskih_kazakov
«А из Албазина… им для того не бежать. А сколько де пороху будет и они де с тем порохом готовы умереть…
а острог де они не покинут».

(Из записанного решения казачьего Круга
в Албазине по прочтении письма Богдыхана в начале зимы 1684 г.)

Известия о возможном нападении на Албазин вынудили всех сибирских воевод озаботиться его укреплением. Причина была более чем значительной: за семь лет до описываемых событий русские таки нашли серебряную руду, и начинали потихоньку ее разработку. Албазину и забайкальским острогам БЫЛО ЧТО защищать. И дожидаться московской подмоги не приходилось.
Вновь назначенный нерчинским воеводою Иван Власов предпринимал решительные шаги для обеспечения Албазина достаточным количеством людей и припасов. Все контингенты, шедшие из Западной Сибири, прямиком направлялись в Албазин — при том, что из Тобольска и Томска слали далеко не самых лучших и дисциплинированных. Общий сбор всех «поверстанных» осуществлялся в Енисейске, откуда они шли к месту службы уже единой командой, под рукой назначенного командира. В самом начале 1685 года из Енисейска выдвинулся большой сборный отряд тобольских, верхотурских, тюменских, туринских и пеших казаков— общим числом 600. Командовал ими Афанасий Бейтон — обедневший прусский дворянин, нанятый в русскую армию перед Смоленской кампанией в 1654 году, служака, искавший славы и удачи на окраине Московии. По всему Забайкалью собирали хлеб для Албазина — передового рубежа обороны: иркутские купцы за свой счет покупали муку и толокно для казаков-амурцев. С крепостных стен снимали пушки, которые на руках собирались нести к Албазину — там нужнее… Передовой отряд Бейтона прибыл в Нерчинск 23 июня 1685 года, сам он прибыл лишь 9 июля. От Нерчинска до Албазина пути было «конно и оружно» две недели…
Однако все предпринятые усилия оказались бесполезными.

Братская могила казаков на территории Албазинского острога

албазинский острог. раскопки. братская могила казаков

4 июня монголы угнали немногочисленный конный табун албазинцев. 9 июня утром донесли о значительных китайских силах на реке
10 июня 1685 года до 8 тысяч китайского войска взяли Албазин в осаду.
Вооружение осаждавших составили 200 пушек, из них 50 осадных, специально предназначенных для стрельбы по крепостным стенам. Первая оборона Албазина началась с обстрела в одну сторону: у оборонявшихся на три пушки было ровно три ядра… Спасало лишь то, что китайцы были вооружены главным образом луками, ружей было мало.

11 числа начальник китайского отряда послал в крепость письмо, написанное на трех языках: по-русски, по-маньчжурски и по латыни — китайцы знали, что в крепости могут быть европейские наемники русского царя. Генерал предлагал сдаться на почетных условиях. Воевода не отвечал. В крепости вместе с крестьянами и семьями было 450 человек, из них вооруженных 200, хотя мушкетов было 300: иные стрелки могли бить с двух стволов, лишь бы пороха и свинца хватало.
С 12 июня китайцы начали планомерно расстреливать крепость. Башни были разбиты на четвертый день, зажигательными ракетами подожжены амбары и церковь. Потери к середине второй недели осады составили более 100 человек. Свинец и порох закончились к 24 числу.
По просьбе священника Толбузин начал переговоры с китайцами о почетной сдаче «с выходом». Маньчжуры неожиданно быстро согласились, людей отпустили — правда, ограбив при этом нещадно. 25 казаков из числа оборонявшихся на почетных условиях приняли предложения о службе Богдыхану — настояв, однако, на сохранении православной веры и взяв с собою к новому «месту службы» албазинского священника Максима Леонтьева. Остатки гарнизона с семьями (общим числом до 300) вместе с воеводой ушли в Нерчинск… Утром второго дня пути они встретили столь долгожданное подкрепление под командованием пятидесятника Анцифера Кондратьева. Кондратьев вез на стругах 5 пушек, еще 300 мушкетов, семь с половиной пудов свинца и восемь пудов пороха... Однако оборонять было уже нечего. И Кондратьев вернулся в Нерчинск вместе с Толбузиным. Прибыли они 10 июля, а 9, днем раньше, туда же прибыл и Афанасий Бейтон.

Раскопки на территории Албазинского острога



К середине июля все силы, назначенные в подчинение воеводе Власову, собрались в Нерчинске: 815 казаков и 155 албазинских крестьян, готовых постоять за родные пепелища. Это была реальная сила, и Власов принял решение возвратить Албазин. Уже через неделю после прибытия Толбузина в Нерчинск обратно на Амур была направлена разведочная команда пятидесятника Телицына. 7 августа Телицын вернулся и привез очень важную информацию: КИТАЙЦЕВ В АЛБАЗИНЕ НЕТ. Ближайшие воинские контингенты — аж в Айгуни, на Зее. А засеянный хлеб — ЕСТЬ! Стоит в полях на корню, и если не убрать за неделю-две — пропадет, сентябрьские заморозки в тех местах — вещь обычная.
«Хлебоуборочная» команда из 180 казаков и крестьян с пушкою и 20 ядрами, свинцом и порохом на легких стругах под командой Афанасия Бейтона срочно была отправлена к Албазину, и идти им велено было «с великим поспешанием»: тысяча с лишним десятин хлеба в Сибири — ценность величайшая. Следом за ними в течение двух недель августа ушли к Албазину и все остальные: 516 служилых казаков и 155 крестьян. Начальство над ними было поручено Алексею Толбузину.
Хлеб убрать успели. Всю зиму строили городские укрепления, понимая, что китайцы непременно вернутся. Кстати, на пепелище Албазина нашли китайского мальчонку, сына казненного лоцмана, который объяснил причину столь внезапного отхода войск: в Маньчжурии начался бунт, войска ушли на подавление. За зиму город обнесли валом высотой в три сажени. Внутри крепости построили дом для воеводы, за стенами — десять домов для команды. Весной опять посеяли хлеб…
В марте появились китайские разведчики. В одной из стычек с великим трудом удалось взять языка, от которого выведали, что бунт подавлен, и на будущий год цицикарский губернатор (цзянь-цюнь) собирается войной на Албазин, а до того времени его будут всяко тревожить китайские конные разъезды и «охотники».
Однако Бейтон языку не поверил: он ожидал нападения уже в наступившем году… Потому и собрал всех окрестных крестьян с заимок в крепость, а заимки сжег. Предчувствия его не обманули.

Албазинский острог...

12 июля огромная китайская армия вновь осадила Албазин. В крепости находились 736 человек, было 11 пушек, 112 пудов пороху и 137 пудов свинца. Китайцы вели правильную осаду, окапывая крепость и огораживаясь палисадом. На его уничтожение ушла львиная доля ядер. Китайцы тем временем насыпали вал, на который вкатили пушки для настильного огня. 1 сентября контратаками казаков был сорван первый штурм крепости. В конце месяца были убиты Толбузин и крепостной священник, команду принял Бейтон. С этого времени всех погибших складывали в «полуземлянки», потому как хоронить их по христианскому обычаю не получалось… Перезахоронили защитников Албазина археологи экспедиции Александра Артемьева уже в 90-е годы XX века. Как полагается: с отпеванием батюшкой...

Нательный крестик одного из защитнииков Албазина.

Албазинский острог. Крестик защитника

Всю зиму албазинцы держали осаду. Китайские солдаты сильно страдали от холода — мерли сотнями. Цинга косила защитников крепости… К концу зимы караулы могли держать только 30 казаков и 15 малолетков. В апреле ситуация стала ужасающей: цитадель была завалена трупами, хоронить которые не было сил. Бейтон на костылях едва взбирался на стены, но командовал властно и решительно: никакой сдачи, держаться до последнего человека. 6 мая китайцы отошли от стен крепости, сняв осаду. В Албазине осталось 66 человек… ПОБЕДИТЕЛЕЙ. В Нерчинск ушел посыльный. В крепость повезли хлеб…
29 августа 1687 года китайские воеводы послали Бейтону извещение о том, что между Пекином и Москвой ведутся переговоры о перемирии… 30 августа перемирие было заключено. Китайцы совсем ушли в Маньчжурию, на реку Нонни.
Еще два года русский гарнизон находился в Албазине. По условиям Нерчинского мира Албазин срыли, гарнизон увели — на этом условии китайцы обещали принять условия границы по реке Горбице (вначале предлагали провести границу… по Лене!) и не переселяться на правый берег Амура, не строить там городов и укреплений. Нужно сказать, что слово свое они сдержали честно…
Афанасий Бейтон умер в 1703 году. Его сын Иван женился на дочери ссыльного гетмана Левобережной Украины Дмитрия Многогрешного, сподвижника мятежного Дорошенки, род Бейтонов хорошо известен в Сибири. Албазин пришел в запустение, лишь икона Албазинской Божьей Матери, вынесенная из города в 1689 году, напоминала о славной эпопее воинской. В 1854 году, во время первого сплава по Амуру, генерал-губернатор Восточной Сибири Николай Николаевич Муравьев, будущий граф Амурский, специально останавливался у этого места и совершал поминальный молебен о погибших защитниках… С середины XIX века, с создания Амурского казачьего Войска в Албазинской станице жило больше тысячи казачьих семей. Сегодня это населенный пункт Сковородинского района Амурской области.

Поклонный Крест у Албазинского острога

Албазинский острог. Крест

Tags: Амур, амурские казаки, забайкальские казаки, история, история России, казаки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments