Уссуриец (guran_ussury) wrote,
Уссуриец
guran_ussury

Category:

Сидими

Оригинал взят у toihara в Сидими
Для тех, кто не знает о Сидими, помещаю небольшой рассказ из того, что есть в интернете, и стихи русского поэта-эмигранта Павла Булыгина.
Судьба этих людей сама по себе круче придуманного приключенческого романа. Здесь изложено кратко - а сколько ещё у них интересного!

ИСТОРИЯ СИДИМИ

    Сейчас это место называется село Безверхово. Расположено оно на берегу живописной бухты Гека на полуострове Янковского.  До переименования в 1972 г. село Безверхово именовалось Усть-Сидими (Сидими), по названию одноименной реки Сидими (современное – Нарва), которая берет начало почти у самой границы с Китаем с Синих Утесов и впадает в море с северной стороны полуострова Янковского. Наименование Сидими удэгейского происхождения, однако, что оно обозначает, не известно [1]. В 1972 г., когда после конфликта с Китаем на Дальнем Востоке избавлялись от азиатских названий, с. Сидими было переименовано в с. Безверхово. Селу было присвоено имя командира 71 бригады Якова Безверхова, погибшего под Москвой и до войны некоторое время служившего в Приморье. Я. Безверхов был участником боев у озера Хасан в 1938 году.
    Эти удивительные места люди облюбовали еще в далекой древности. Многочисленные находки остатков орудий труда, охоты, быта 5-6 тысячелетий до н. э. говорят о том, что люди здесь жили ещё в каменном веке. На территории посёлка проводились исследования археологов под руководством профессора А.П. Окладникова. Бывал здесь В.К. Арсеньев.
    По соседству с полуостровом вдоль реки Сидими в первые годы освоения Приморья приселялись и корейские беженцы. В 1866 году ими были образованы села Верхнее Сидими и Нижнее Сидими. Чуть позже появилось Среднее Сидими.
    В 1877 г. на полуостров, который стали также именовать Сидими, из бухты Стрелок перебрался Фридольф (Фабиан) Кириллович Гек - исследователь дальневосточных морей, вольный шкипер.

463001072
вольный шкипер Гек

Здесь в уютной бухте (современная бухта Гека) с северо-восточной стороны полуострова шкипер построил небольшой крепкий дом, каменный фундамент которого вместе с погребом сохранился и поныне.

Погреб Вольного шкипера Ф. Гека 1860-1890 гг. с.Безверхово
Погреб Вольного шкипера Ф. Гека 1860-1890 гг. с.Безверхово

У входа были поставлены мощные гранитные столбы с выбитыми на них подковами счастья. Особенно живописными были ворота, сделанные из китовых ребер, удостоверяющие, что здесь живет китобой. Дела его пошли хорошо. Ф. Гек купил шхуну для промысла китов – в то время их здесь было много. Близость Владивостока обеспечила сбыт хлеба, овощей, молока и других продуктов с фермы, которые он доставлял в город на своей маленькой шхуне.

    Вскоре здесь же, в соседстве с Ф. Геком в 1879 году, пожелал поселиться ещё один интереснейший человек -  дворянин, лишённый всех прав за участие в польском восстании 1863 года, бывший каторжный, поселенец, после окончания службы на золотых приисках на острове Аскольд,   Михаил Иванович Янковский со своей женой Ольгой  С Геком он познакомился и сдружился во время своей службы на Аскольде.
М. Янковский - Нэнуни
Михаил Иванович Янковский

В июне 1879 года Ф. Гек по уговору снял с острова лошадей и часть имущества М.И. Янковского и доставил на своей шхуне на ферму вместе с двумя конюхами, после чего отправился за семейством Янковских. За время отсутствия шкипера хунхузы разграбили его ферму и убили всех домочадцев – жену и работников, а шестилетнего сына увели с собой. Так Ф. Гек лишился своей семьи, в дальнейшем он пытался найти следы похищенного сына, но безуспешно.
    Однако эта трагедия не остановила этих мужественных людей, впоследствии неоднократно отражавших набеги «диких хунхузов». Ф. Гек вновь женился и продолжил на своей шхуне промысел китов. Впоследствии он совершил много научных плаваний, сотрудничал с русским географическим обществом. Скончался он в 1904 году, а его семья проживала в Сидими до 1921 года.
Михаил Иванович Янковский вначале арендовал, а позднее приобрел в собственность полуостров Сидими. Он построил большой двухэтажный дом, похожий на крепость: с узкими решётчатыми окнами, с высокими бойницами, внутри был колодец, где хранился провиант на случай осады. Весь дом был выдержан в старом стиле: полутёмная гостиная, по стенам — картины рыцарских поединков, батальные сцены, кругом висели рога животных.

Дом-замок Янковского
Дом-замок Янковского

В этом доме у М.И. Янковского родилось четыре сына и дочь.
    М.И. Янковский создал на полуострове, носящем ныне его имя, многоотраслевое хозяйство, построенное на принципах рационального природопользования. Он вывел лучшую на Дальнем Востоке породу лошадей, более жизнестойкую и сильную, заложил первую в России плантацию дикорастущего женьшеня, занимался выращиванием пятнистых оленей в охраняемой лесопарковой зоне, пантовым оленеводством, промышленным выращиванием женьшеня, садоводством...Фермерское хозяйство велось с применением наемного труда, на научных основах, с применением современных технических средств.

Любимым занятием осталась охота, которая так же требовала выносливости и мужества: на табуны нападали и волки, и тигры... За меткость стрельбы в схватках с хищниками от корейцев-соседей получил прозвище "Нэнуни" четырехглазый...  . Долгие годы вел метеорологические наблюдения, собирал уникальные коллекции флоры и фауны, снабжал ими Русское Императорское географическое общество, музеи Петербурга, Иркутска, Владивостока, в частности, Музей общества изучения Амурского края, членом которого он был до конца жизни.
Михаил Иванович Янковский оставил след в истории Приморья как географ, орнитолог, энтомолог, естествоиспытатель, археолог и общественный деятель.

005eyhd4


   «Он был дворянином в Польше, каторжником в Сибири, нашел приют и славу в Уссурийском крае. Содеянное им - пример будущим хозяевам земли». Эти слова написаны на памятнике  Михаилу Ивановичу Янковскому, открытом 15 сентября 1991 года в поселке Безверхово.

    Вслед за М.И. Янковским в Сидими прибыл и купил у Ф. Гека участок в 50 га земли вдоль берега бухты Юлий Иванович Бринер (о Бринере в Сидеми у меня подробнее здесь http://toihara.livejournal.com/11517.html)

Бринер родился в небольшой деревушке Мерикин, что в нескольких километрах от Цюриха (Швейцария), в 1880 г. появился во Владивостоке, в 1890 г. принял русское подданство. Юлий Иванович также был неординарной личностью. Успешный коммерсант - владелец пароходов и горнодобывающих предприятий, меценат, он стал одним из основателей Общества изучения Амурского Края. В Сидими на мысе, получившем позднее имя Бринера, он построил дачу для себя и дом для сына, который приезжал на выходные из Владивостока, а также - постройки для обслуживающего персонала. Умер Юлий Иванович в марте 1920 г. и был похоронен в фамильном склепе, выстроенном им при жизни в лесном распадке, выходящем к берегу бухты Гека.

    Так на небольшом полуострове сошлись судьбы трёх удивительных людей  —  М.И. Янковского, Ю.И. Бринера, Ф. Гека. Однако все планы на будущее перечеркнула революция 1917 г. и последовавшая за этим гражданская война.

Осенью 1922 г. семья Янковских вместе с пожелавшими уехать работниками имения эмигрировала в Корею. В 1931 г. в Китай эмигрировала семья Бринеров, когда их предупредили о готовящейся над семьей расправе. Все оставшееся имущество первых поселенцев полуострова перешло в руки к новым властям.

    17 ноября 1922 г. с приказом №19 от Управляющего отделом Нархоза в Сидими прибыл Сергей Федорович Юдин, назначенный заведующим заимкой Янковского. До 1929 г. хозяйство Янковского называлось госхозом «Сидими», а в 1929 г. было преобразовано в оленесовхоз «Сидими» (позже АОЗТ «Амурский»). В 1928 г. совхоз сделал попытку по разведению в клеточном содержании енотовидной собаки и кроликов. Однако опыт не удался - себестоимость шкурки оказалась выше цены на нее.
    В 1926 году совхоз выкупил постройки Бринера и в них разместили научно-исследовательскую станцию пантового оленеводства. В последующие годы в нём располагался пионерский лагерь, сейчас он является базой отдыха Морского государственного университета им. Невельского. В постройках Гека и Янковского поочерёдно располагались контора оленесовхоза, клуб, школа, комнаты для рабочих.
    В 1923 г. в одной из трех корейских деревень, расположенных вдоль реки Сидими, был создан первый сельский Совет.
с. Усть-Сидими (Безверхово). Нарвская межколхозная мастерская. 1977 г.    В 1930 г. в бухте Гека, вблизи мыса Бринера был организован рыболовецкий колхоз «Большевик». А в 1938 году на базе колхоза была организована моторно-рыболовецкая станция (МРС), которая снабжала прибрежные рыболовецкие колхозы снастями для ловли рыбы, производила текущий ремонт мелких судов. В 1960 г. МРС была передана в ведение межколхозной моторной станции (ММС), которая стала производить и капитальный ремонт рыболовецких больших судов (сейнеров). Для этого с 1965 г. был сооружен слип для поднятия судов на берег. Предприятие сохранилось до настоящего времени - это Нарвский судоремонтный завод.
    С 1930 г. по ходатайству руководства совхоза и моторной станции один раз в неделю в Сидими стал заходить пароход из Владивостока.
    ..................
    Реформы 80-х годов прошлого века привели к развалу экономики села. Зверосовхоз обанкротился. В настоящее время на его базе создано частное предприятие ООО «Агрохасан» - одно из четырех предприятий района, где еще сохранилось поголовье пятнистых оленей. В хозяйстве работают 9 человек, поголовье оленей составляет 378 голов.
    В связи с развалом рыбной отрасли в Приморье, не стало работы и для Нарвского судоремонтного завода. Сегодня предприятие ООО "Нарвские судоремонтные мастерские" насчитывает всего около 16 человек работающих.
    В настоящее время в Безверхово проживает менее 1000 человек. Основным направлением деятельности на селе в последние годы стал туризм, который, несмотря на его сезонность, дает местным жителям зачастую единственную возможность заработка. В Безверхово действуют три базы отдыха. Не менее популярен и «дикий туризм». В летние месяцы все побережье в Безверхово и прилегающих акваториях заставлено палаточными городками.
     Рядом с Безверхово расположен заповедник «Кедровая падь», где водятся такие редкие животные, как тигр, леопард и др.
    Одной из достопримечательностей Безверхово является маяк, который стоит на юго-восточном берегу острова Кроличий и ведет свою историю с 1935 года. До настоящего времени сохранилась просека, проложенная еще М.И. Янковским. В центре села стоит памятник сельчанам, погибшим на фронтах Великой Отечественной войны. К памятникам истории и культуры отнесены сегодня вышеупомянутые памятник М.И. Янковскому, семейный склеп Бриннеров и погреб "Вольного шкипера" Ф. Гека.

http://khasan-district.narod.ru/geograph/settlement/bezverhovo/his_bezv.htm

Дальнейшая судьба потомков этих людей не менее интересна. Обязательно "по-гуглите" относительно Янковских - эмигрировав, и начав всё с нуля, эта дружная большая семья, создала ещё замечательную усадьбу в Корее. О судьбе внука Бринера можно прочитать здесь: http://sakhalin-war.livejournal.com/50641.html

Ну и в заключение мне хочется процитировать  несколько стихов русского поэта-эмигранта Павла Булыгина, из вышедшего в 1922 году в Берлине сборника «Стихотворения»:

В деревне Нарва

Десятка два бревенчатых домов.
Кругом холмы, поросшие тайгою.
Темнеет небо ясной синевою,
И на заре унылый стон козлов

Несется с сопок дикою тоскою.
Как хорошо еще до петухов
Уйти в тайгу звериною тропою
И слушать эхо смутных голосов.

Трава по пояс теплая, сырая.
Туман в кустах лохмотьями висит.
Алмазный ковш, как ручка двери Рая,
Над черным кедром искрится, горит.

И ветер с сопок, шелестя листвою,
Душисто веет сыростью ночною.

1920 год. Владивосток

Пантачи в оленнике.  Сидеми 1916
Пантачи в оленнике.  Сидеми 1916

В Уссурийской тайге

Изгиб ручья на каменистом ложе.
Лепечут струйки, что‑то говоря.
Тайга шумит торжественней
и строже,
Горит над сопками янтарная заря.

Здесь есть места медвежьих тайных
лежек —
Их не найдут собачие носы.
Я вижу след оленьих тонких ножек,
Хвоста и мягких лап прокравшейся лисы.

Зажжен костер. Из мрака выступая,
Столпился лес и слушает, глядит.
Трещит валежник, кедры освещая,
Кусок козлятины на шомполе шипит.

Потухла трубка. Угли догорают,
Подернутые серою золой.
Какой‑то зверь ручей переплывает
И тихо фыркает — винтовка
под рукой.

А ночь течет. Меж ветвями мерцая,
В палатку смотрит звездочка одна,
Душа дрожит, о чем‑то вспоминая...
Какая ночь и глушь! Какая тишина!

Июнь 1920 года. Владивосток



****
Усть-Сидеми

Пустынный берег. Полукруг залива.
Зелено‑серый отблеск и простор —
Там Океан. Рыбалки (чайки.– ред.) сиротливо
Кричат, волнуясь. Крик их, как укор.

Пустынно, дико, но зато красиво.
Вдали тайга — суровый темный бор.
Туда ведут тропы моей извивы,
Скрываясь за песчаный косогор.

Повеяло дождем. На небосклоне
Причудливая туча, как дракон.
Пора идти. За сопкою, на склоне,
Звучит фазана заунывный стон.
Еще шестнадцать верст — пойду скорее.
Там Синий Камень, а за ним Корея.

1920 год. Владивосток

Для полноты картины необходимо помнить, что в это время рядом идёт резня в Николаевске (см. "Николаевский инцидент") http://toihara.livejournal.com/9465.html

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments